Ценим прошлое — строим будущее. Магомед Мусаев: Моя цель — вернуть былую славу ВДНХ с новым содержанием

На «деловом завтраке» в «РГ» побывал генеральный директор Всероссийского выставочного центра Магомед Мусаев. Тему разговора, состоявшегося с ним, можно сформулировать так: куда идет еще недавно любимая всем советским народом ВДНХ?

К очередному переделу собственности, в результате которого в этом прекрасном оазисе в центре Москвы вырастут небоскребы? Или выставка достижений народа станет все-таки использоваться по назначению?

ВДНХ или ВВЦ

Российская газета: Магомед Халилулаевич, сначала о том, с чем мы имеем дело: это уже навсегда ВВЦ или все-таки живая в памяти миллионов ВДНХ?

Магомед Мусаев: Конечно, ВДНХ. Это бренд, история, выставка достижений нации, которые были и будут всегда. Мы и логотип ВДНХ сохранили. А словосочетание ВВЦ, как справедливо заметил известный актер Вячеслав Шалевич, даже произносить неудобно: зуб на зуб, как от холода, не попадает.

К моменту, когда я заступил на свою должность, выставка по сути превратилась во всероссийский базар. Кругом стояли будки, палатки… Как выяснилось, слишком соблазнительной для многих показалась возможность использовать эту уникальную территорию под торговлю. Получать таким образом мизерные доходы, пить по 12 стаканов чаю в день и больше ничего не делать. С точки зрения имеющегося потенциала ВДНХ это было, конечно же, в корне неверно. Потребовалось приложить огромные усилия для того, чтобы расчистить пространство и начать развивать полноценную выставочную деятельность. Для этого первым делом была разработана программа становления ВВЦ, реализацией которой мы сейчас и занимаемся.

РГ: В чем ее суть?

Мусаев: В стремлении сделать выставочную деятельность прибыльной отраслью, как это характерно для многих других государств и городов. Например, бюджет Ганновера на 80 процентов формируется именно за счет функционирования выставочного комплекса. Мюнхена, Дюссельдорфа и других городов Германии — не менее 10-15 процентов… И это неудивительно, так как один доллар, вложенный в выставочную деятельность, дает опосредованно в казну 8,2 доллара дохода. Вот почему в Германии эта отрасль входит в тройку ведущих.

У нас же таких традиций никогда не было. Для нас выставка — пришел, повосхищался увиденным и ушел. Ни о какой системе обеспечения сопровождения при более широком внедрении достижения в жизнь никогда не шло и речи. А она нужна, такая система! Вот мы и поставили цель к 2012 году создать самый современный выставочный комплекс в России, который впервые позволит Москве принимать самые престижные выставки международного уровня.

РГ: Правительство Москвы вынуждено было резко сократить все статьи своих расходов в связи с мировым финансовым кризисом. Не скажется ли это и на ваших грандиозных планах?

Мусаев: Мэр Москвы Юрий Лужков недавно собирал специальное совещание, чтобы подтвердить: сроки ввода в строй Международного выставочного центра остаются неизменными, что лишний раз подчеркивает его важность для города и государства в целом. И в самом деле, весьма дальновидно развивать именно в пору кризиса проекты, которые стимулируют развитие собственного производства, увеличение товарооборота и объема рынка.

РГ: Новостройка находится в исторической части ВДНХ?

Мусаев: Нет. Международный выставочный комплекс строится в северо-восточной части ВВЦ и на прилегающей территории между проспектом Мира и ВВЦ от 1-й Останкинской улицы до улицы Сергея Эйзенштейна. Это специально делается для того, чтобы высвободить зону ценной архитектурной и ландшафтной застройки от чрезмерной транспортной нагрузки, убивающей ее.

РГ: А гостиницы для участников выставки предусмотрены?

Мусаев: Целых 12. С проектом программы реконструкции существующих отелей вокруг ВДНХ и строительства новых еще два года тому назад выступила префект Северо-Восточного административного округа Ирина Рабер. Правительство Москвы одобрило его и наметило реализовать в 2010-2012 годах.

История не нуждается в переписывании

РГ: Судя по всему, вы не связываете будущее ВДНХ с наследием, которое у нее уже имеется?

Мусаев: Напротив. Главный девиз, под которым мы работаем все эти годы, звучит так: «Ценим прошлое — строим будущее». Это можно делать разными путями. Например, что было самым интересным в прежней ВДНХ? Это павильоны братских республик СССР. Вот и сейчас мы делаем все для того, чтобы эти страны снова были представлены на выставке. В частности, павильоны Беларуси и Армении уже открылись, на стадии открытия — павильон Киргизии. Переговоры на эту тему ведутся с Казахстаном, Азербайджаном, Молдовой, Узбекистаном, Туркменистаном. Открыть свой отдельный павильон хотим предложить руководству республик Южной Осетии и Абхазии. На недавно проходившем саммите я проинформировал глав правительств стран СНГ о предложении создать на базе этих павильонов выставочно-коммерческие центры. Идея была поддержана. Все понимают, какой мощный энергетический заряд эта работа может придать продвижению их товаров на рынки России и СНГ.

Другой путь: в старые павильоны вдохнуть новое содержание. Для этого на площади Промышленности, занимающей 60 тысяч квадратных метров, будет создан городок инноваций. В частности, в павильоне «Космос» разместится экспозиция «Человек и Вселенная», в павильонах «Электрификация» — «Энергия как фактор устойчивого развития человечества», «Транспорт» — «Транспорт и коммуникационные связи ХХI и ХХII веков». А в следующем году на базе двадцатого павильона на площади 12 тысяч квадратных метров будет создан «Парк научных открытий» по системе интерактивного обучения — вроде Центра науки в Канаде или Города искусств и наук в Испании. В целом же проект будет запущен в 2012 году. Ведь одно дело говорить о том, что без инноваций не может быть развития страны, другое — реально на примере конкретных отраслей показать, как именно инновации меняют их.

РГ: Что именно там можно будет увидеть?

Мусаев: Сначала о том, чего там не будет никогда, — это традиционные почти для всех выставок и музеев надписи: «Руками не трогать». Наоборот, мы напишем: «Все можно и нужно потрогать руками!» Примерно как в Музее авиации и космонавтики в городе Орландо в США…Там посетители при желании могут почувствовать нагрузки, которые испытывает космонавт во время полета, посмотреть, как выглядит Земля из космоса… Для реализации проектов сейчас подписывается восемь тройственных соглашений: между «ГАО ВВЦ», правительством Москвы и федеральными министерствами и ведомствами.

Чья бы корова мычала…

РГ: На ВДНХ и коровы мычали…

Мусаев: Обязательно вернем и живность. Создадим агрогородок, современные крестьянские подворья, конно-спортивный комплекс, охотничью тропу… Во время ярмарки «Золотая осень», имеющей огромную популярность, у нас были километровые очереди. По тому, как москвичи приходили семьями, с детишками, и с интересом рассматривали поросят, телят, кроликов, мы поняли, насколько это важно. Сейчас с министром сельского хозяйства РФ Алексеем Гордеевым и мэром Москвы Юрием Лужковым подписано тройственное соглашение и создана рабочая группа по созданию агрокомплекса в рамках национального проекта по поддержке АПК. Здесь будут демонстрироваться наукоемкие инновационные технологии, основанные на использовании макрокапсулирования семян, производстве биотоплива, и многие другие, прошедшие производственную апробацию. В агрогородке можно будет также познакомиться с образцами фермерских хозяйств, побывать в павильоне «Пчеловодство».

РГ: Где конкретно все это создается? На том же месте?

Мусаев: Да. Там, откуда начиналась в тридцатые годы Всесоюзная сельскохозяйственная выставка. Она включала 26 павильонов по всем основным сельскохозяйственным отраслям: «Земледелие», «Растениеводство», «Ветеринария» и так далее.

РГ: «Золотая осень» снова стала традиционной?

Мусаев: Да, в этом году она была десятой. В ней участвовала почти вся Россия — 76 регионов. Мы были операторами и на выставке «День российского поля». А в январе в Германии состоится «Зеленая неделя»- тоже брендовая агровыставка, которая становится очень важным мероприятием для России за рубежом. ВВЦ и там является оператором. Каждый год один из федеральных округов России становится нашим партнером. В этом году им станет Северо-Западный округ.

Достаточно побывать на «Зеленой неделе», чтобы понять, что слова скептиков: дескать, России, кроме нефти и космоса, и показать-то на выставках нечего, не имеют под собой никакого основания. На этом мировом аграрном форуме наша страна убедительно показывает миру, что она стала уже крупнейшим производителем хлеба и многих других видов продовольствия и товаров. Каждый год по итогам «Зеленой недели» подписывается большое количество контрактов — их сумма доходила до нескольких миллиардов рублей.

Но я еще раз хочу подчеркнуть: кроме прикладных задач ВВЦ всегда выполнял и выполняет консолидирующую, идеологическую и культурную миссию. Показывая ту огромную созидательную работу, которая проводится государством и его столицей, ВВЦ должен стать, образно говоря, общероссийским телевизором.

Не по щучьему велению

РГ: Не рано ли Москве учить другие организации выставочной деятельности? Ведь, как известно, она занимает по этому показателю лишь 38-е место в мире. Тем более что все новое, к чему стремится ВВЦ, находится лишь в проектах. А реализовано будет и вовсе, как говорится, лишь в следующей жизни.

Мусаев: Почему в следующей? Многое уже сделано. Например, та же ярмарка «Золотая осень», которую посетил премьер-министр страны Владимир Путин, проходила в новом павильоне Международного выставочного центра, первая очередь которого была сдана 11 октября. Его длина — 450 метров, ширина — 84 и площадь — 55 тысяч квадратных метров. Он является образцом современной выставочной индустрии. Во всем этом гигантском помещении нет ни одного опорного столба. Любая фура въедет, доставит без проблем самые крупногабаритные экспонаты, что прежде невозможно было сделать ни в одном историческом павильоне. А когда в 2011 году этот комплекс войдет в строй полностью, ВДНХ дополнительно получит 170 тысяч квадратных метров экспозиционных площадей и конгресс-зал на 5000 мест. И это при том, что программа «Москва выставочная» была принята всего лишь два года тому назад!

А посмотрите, как изменилась территория ВВЦ! Кругом — заасфальтированные дороги, восстановленные фонтаны, цветники, на которых ежегодно высаживается более четырех миллионов цветов. Попав в возрожденный Мичуринский сад, даже москвичи порой восклицают: неужели такие места есть в Москве?! Я очень благодарен авторам проекта посадки «Черешневого сада», в рамках которого был восстановлен этот сад.

Конечно, мне бы тоже очень хотелось, чтобы и все другие планы, словно по щучьему велению, воплотились в жизнь как можно скорее. Но так бывает только в сказках. Мне запомнились слова мэра, который как-то сказал: «Если что-то делается быстро и плохо, то сделанное быстро, быстро и забывается, а сделанное плохо — помнится долго. Пусть делается немного медленнее, но зато хорошо».

В то, что мы идем верным путем, сейчас верят не только дома, но и за рубежом. На проходившей в ноябре этого года генеральной ассамблее Всемирной выставочной индустрии ее бывший президент Йохан Витт прямо сказал, что на базе ВДНХ в Москве зарождается один из самых современных выставочных комплексов в Европе и будущий лидер этой отрасли.

Про палатки и самолет

РГ: Как известно, «ГАО ВВЦ» принадлежит двум акционерам: 70 процентами акций владеет федеральное правительство и 30 — город Москва. Кто будет финансировать реализацию таких грандиозных проектов?

Мусаев: Мы серьезно занимаемся сейчас проработкой вопросов экономики. По оценкам экспертов, для того чтобы сдать под ключ возрожденную ВДНХ, потребуется в течение 7 лет вложить 96 миллиардов рублей. Из них 68 миллиардов предполагается использовать на строительство объектов, которые в будущем будут давать прибыль, 10 миллиардов- на реставрацию и регенерацию памятников истории, культуры и архитектуры (износ большинства павильонов достиг уже 70 процентов), 18 миллиардов — на реконструкцию административных и хозяйственных объектов, а также формирование внутренней инфраструктуры. Теперь о том, где взять эти деньги. 28 миллиардов рублей ВВЦ может получить за счет оплаты дополнительной эмиссии акций. 54 миллиарда рублей составят средства инвесторов и кредиты, еще 14 миллиардов — это бюджетные деньги, направляемые на реставрацию памятников и реализацию проекта «Город науки, образования, инноваций».

РГ: А пока ВВЦ работает себе в убыток?

Мусаев: Нет. Нельзя жить только хорошими идеями и в то же время ходить голышом. За четыре года выручка увеличилась почти в три раза, а прибыль выросла более чем в четыре раза: с 485 миллионов рублей почти до 2 миллиардов. И это, хочу обратить внимание, после того, как мы очистили территорию ВВЦ от более чем 700 палаток, которые и давали основной доход. Теперь, как я уже сказал, основной акцент делается на выставочной деятельности.

РГ: А зачем вы убрали самолет — кусочек истории для множества москвичей?

Мусаев: Сделали это, чтобы предотвратить еще большую беду, ибо самолет, как показала экспертиза, в любую минуту мог рухнуть. Там же все время дети лазают. Но то, как варварски это было сделано, конечно же, ошибка. Те, кто допустил ее, больше не работают на ВВЦ. Я не раз слышал, что самолет вывезли потому, что кусочек территории, который он занимал, потребовался для нового строительства. Говорю со всей ответственностью: самолеты стояли на месте, где по структуре всей застройки ВВЦ не может быть ничего и никогда построено хоть при Мусаеве, хоть при любом другом гендиректоре. Это место — как Красная площадь для Москвы. Любые домыслы на этот счет представляют собой лишь очередную спекуляцию.

Единая и неделимая уже в прошлом

РГ: Говорят, что на ВВЦ часть павильонов уже распродана…

Мусаев: Частная собственность на ВВЦ появилась в период 1992-1994 годов. Эти объекты — в основном предприятия общественного питания, в том числе и многократно склоняемый замок на берегу пруда, выросший на месте бывшего рыбного ресторана. Все они никогда в пользование «ГАО ВВЦ» не передавались, а были сразу приватизированы из государственной собственности, вопреки Указу президента РФ и постановлению правительства РФ, в которых черным по белому было записано, что необходимо сохранить целостность земельно-имущественного комплекса ВВЦ. Тем не менее эта целостность была нарушена. И теперь ВВЦ владеет лишь 50 процентами территории ВДНХ. А у недвижимости, расположенной на ней, четыре вида собственности: «ГАО ВВЦ» владеет 50 процентами объектов, в федеральной собственности находится 30 процентов, 3,5 процента — в собственности города Москвы и 16 процентов — это частная собственность. Я убежден: для того чтобы повысить управляемость территории, повысить ее капитализацию и инвестиционную привлекательность, крайне необходима консолидация всего земельно-имущественного комплекса в руках «ГАО ВВЦ».

РГ: Возможно ли что-то вернуть из утраченных богатств?

Мусаев: Мы тщательно подготовились к этому процессу. Провели паспортизацию и юридическую экспертизу каждого объекта, расположенного на территории ВВЦ, независимо от того, кому он принадлежит. И если что-то в процессе приватизации было сделано незаконно, мы оспорим это в судах. Будем прорабатывать и вопрос о выкупе этого имущества с целью все той же консолидации. Весь этот процесс по плану должен быть завершен до 2011 года.

РГ: Нет ли у вас все-таки некоторого перекоса в отношении к частнику? Почему мы смотрим на него лишь как на человека, который хочет лишь что-то урвать? Давайте увидим в нем инвестора, который заинтересован в развитии ВВЦ, иностранный ли он, свой ли, российский.

Мусаев: Мы готовы работать и с частными инвесторами. Для привлечения их средств предполагается использовать различные схемы финансирования. Но главный принцип один — после возврата инвестору вложенной им суммы инвестиций и получения согласованной доходности эти объекты должны перейти в собственность «ГАО ВВЦ».

РГ: Какую «грядку» на общем поле ВВЦ вы им отводите?

Мусаев: Например, готовы полностью отдать создание сети ресторанов, представляющих кухню народов мира, офисно-деловые, торгово-развлекательные центры. С теми, кто мыслит здраво, нам удается договариваться. Например, предлагаем: вы отдаете нам свои 200 метров на этом кусочке территории, а за это мы перемещаем кафе или ресторан в будущий комплекс с лучшими условиями, который централизованно впишется в территорию ВВЦ.

Я сторонник того, чтобы ясность с имущественно-земельным комплексом наступила как можно скорее. Дело в том, что попытки растаскать территорию ВВЦ по кусочкам продолжаются. Очень много людей, которые по сей день претендуют на эту территорию в центре города.

РГ: А скульптура Веры Мухиной «Рабочий и колхозница» — еще один мировой бренд ВДНХ, на свое место все-таки вернется?

Мусаев: Обязательно! Этим занимается город. Причем установить скульптуру предполагается именно на ее историческое место, куда она была поставлена в 1937 году. Сделано это будет не в 2010-м, как планировалось раньше, а в 2009 году. Недавно Юрий Михайлович Лужков публично заявил об этом.

РГ: Понятно, что в такой ситуации нелегко навести порядок. Вам противостоит большой капитал, который к тому же имеет связь с властью. И все-таки на чьей стороне сегодня находится государство: на вашей — в пользу сохранения целостности ВВЦ или на противоположной?

Мусаев: Без сомнения, на нашей. Обе ветви власти — и федеральная, и городская, на 100 процентов поддерживают ориентацию на консолидацию имущественно-земельного комплекса. По просьбе мэра Москвы премьер-министр страны Владимир Путин дал после ярмарки «Золотая осень» федеральным министрам поручение подготовить совещание, специально посвященное комплексному развитию и возрождению ВДНХ, что сейчас и делается. Наиболее важные вопросы жизнедеятельности ВВЦ уже обсуждались в минпромторге с участием ряда других министерств и ведомств. Вопрос о развитии выставочной деятельности был специально вынесен на заседание правительства Москвы. Очень помогает то, что совет директоров возглавляют люди, имеющие право сами принимать решения: председателем у нас замруководителя аппарата правительства РФ Кирилл Андросов, а его заместителем — первый заместитель мэра Москвы руководитель комплекса экономической политики и развития Юрий Росляк.

РГ: Магомед Хилилулаевич, чем для вас лично является ВДНХ: очередным местом работы, карьерной ступенькой?

Мусаев: Нет, гораздо большим. Ну разве могло быть случайным совпадением, что герой Владимира Зельдина в фильме «Свинарка и пастух» — дагестанец Мусаиб именно в Москве на ВДНХ встретил свою любовь — Глашу Новикову, а через 60 лет другой дагестанец — Мусаев возглавил ВДНХ в самое трудное для нее время? Я думаю, что сама судьба дала мне шанс сделать все для того, чтобы ВДНХ, как и раньше, снова сближала народы, независимо от их национальности. И снова, как когда-то, уже обновленная ВДНХ продемонстрировала миру мощь новой России.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector