Об UFI, рынке и о Москве (ПЕРСОНА)

Долгое время гостями нашей рубрики «Персона» становились исключительно представители российского выставочного бизнеса. Однако в последнее время наметилась иная тенденция: все чаще в «Персоне» появляются люди, для которых работа на российском рынке – вероятная перспектива. Иными словами, иностранцы. Думаем, их мнение и взгляд на отечественный экспобизнес небезынтересны для читателей ER. Ведь это возможность посмотреть на рынок глазами потенциальных конкурентов и, что немаловажно, партнеров. Сегодняшний гость рубрики – Том Бейер, президент UFI<

Конгресс UFI впервые в Москве, а вот Том Бейер – нет. В прошлый раз он был здесь 20 лет назад. Изменившийся почти до неузнаваемости город, он называет не иначе, как «фантастическим». Но, конечно, не российская столица, а событие, проходившее в ней в конце октября, стало предметом нашей беседы. Г-н Бейер поделился своим взглядом на настоящее российского экспорынка и, разумеется, международной ассоциации, которую он официально возглавил в октябре.

Выставочный мир меняется. Отражается ли это на роли UFI? Какие существенные изменения за последние время произошли внутри организации?

– Количество членов UFI растет просто стремительно. Во многом за счет развивающихся рынков, таких, как Китай, Россия и др. Сегодня в работе нашей организации мы особое внимание уделяем образованию. Существует огромная потребность в обучении новых членов, поэтому мы развиваем образовательные программы внутри ассоциации.

Другая принципиально важная для нас тема, над которой мы работаем в данное время, – возвращение инвестиций. Мы стали больше внимания уделять цифрам. Необходимо хорошо понимать, что дает выставка ее организаторам, участникам и посетителям.

Кроме того, мы стараемся достичь более тесного взаимодействия с компаниями – членами UFI. Пока наши собрания посещают преимущественно топ-менеджеры. Мы же хотим привлечь для участия в мероприятиях больше представителей среднего уровня менеджмента компаний и таким образом сделать членство в UFI более ценным и полезным. Это основные изменения и направления в работе UFI на данный момент.

Ну а что касается меня лично, то я постараюсь оправдать доверие, которое мне оказали, избрав на пост президентаUFI. Я намерен в рамках своей деятельности и далее развивать UFI и укреплять ее статус глобальной ассоциации.

Почему за 72 года UFI впервые проводит свой конгресс в Москве?

– Есть несколько причин. Во-первых, до этого нас просто никто не приглашал провести конгресс в Москве, а без приглашения мы в гости не приходим. Но, безусловно, есть более серьезные причины, почему мы сегодня здесь. Главная из них – очевидное развитие России. Сегодня ваша страна набирает силы, растет количество выставок и уже около 10% членов нашей ассоциации – из России. Из года в год эта цифра только увеличивается. Россия интересна прежде всего динамикой развивающегося индустриального рынка. Его показатели роста – около 7% в год, в то время как в других странах Европы они составляют 2–3%. В Европе, безусловно, более зрелый рынок, но промышленный рост там не такой стремительный, как в России. Сегодня бизнесмены смотрят на вашу страну, как на рынок, куда можно и нужно инвестировать: здесь можно делать бизнес, успех которого во многом зависит от участия в выставках. А это значит, что появляется больше возможностей для членов UFI. Ваша страна занимает все более прочные позиции на мировой арене, и это главная причина, почему мы здесь.

Что, на ваш взгляд, сегодня представляет собой выставочный бизнес в России?

– Россия лишь в начале пути. Основные препятствия более динамичному развитию выставочного бизнеса кроются, пожалуй, в организации и образовании. Сейчас я говорю не об образовании в целом, а конкретно об обучении в выставочной сфере. Русские люди очень образованы, но если мы говорим о выставочной индустрии, то здесь налицо нехватка знаний. России еще многое предстоит сделать в выставочной индустрии в целом. В частности, изменения должны коснуться менеджмента, системы регистрации посетителей, качества проведения выставок, стоит обратить особое внимание на технологии развития маркетинга. Необходимо улучшить эти показатели, от них напрямую зависит успех выставочного проекта. В то же время России уже сегодня удалось достичь не малого. Следствием серьезной работы стало постепенное становление рынка, к которому все больший интерес проявляют зарубежные страны, в том числе Германия, Америка и многие другие. К слову, я являюсь менеджером выставочной компании Stockholmsmassan (Stockholm International Fairs). На наши выставки в Швецию приезжает много посетителей из России. Недавно мы открыли филиал нашей фирмы в С.-Петербурге и уже в следующем году планируем провести там наши выставки. То есть компания Stockholmsmassan делает первые шаги по направлению к России.

Вы говорили о регистрации посетителей, а как вы в целом оцениваете работу аудита в России?

– Аудит важен для любого развивающегося рынка. Когда вы пытаетесь добиться доверия экспонента, вам важно оперировать не только цифрами, но и качественными показателями посетителей выставок. Очень важно это понимать. Когда человек в первый раз соглашается участвовать в вашей выставке, он детально просчитывает риски и вряд ли позволит вовлечь себя во что-то непонятное и сомнительное. Аудит – это своего рода гарантия. Поэтому я считаю, что его наличие – важная составляющая развития выставочного рынка России.

Как вы считаете, почему на российском рынке плохо приживается такой формат, как b2c?

– Пока я не могу сказать что-то определенное о возможностях российского рынка в таком формате, как b2c. Однако, думаю, со временем он будет более востребованным. Хотя если мы обратим внимание на популярный в России формат b2b, то увидим, что многие вкладывают в его определение иной, отличный от первоначального, смысл. В целом сейчас форматы b2b иb2c немного смешаны. В свое время через это прошли выставочные компании в США и в западных странах. Смешение до сих пор характерно для Китая. Однако, считаю, надо развивать более чистую форму этих форматов, чтобы принципиальные различия между ними были очевидны. Когда это произойдет, можно будет говорить, что рынок стал более зрелым. Ведь многие выставочные компании и посетители с каждым годом предъявляют все более строгие требования к выставкам.

Какие мировые тенденции в развитии экспобизнеса вы можете выделить?

– Основная мировая тенденция – безусловный рост выставочной индустрии. Однако, например, в России, Китае, Индии он гораздо более ощутим, чем в Германии, где рынок тоже развивается, но все же не так бурно. Глобальные перемены происходят прежде всего в промышленном производстве. Его географический центр смещается в сторону России, Польши, в направлении восточных стран, таких, как Китай. Этот процесс охватывает и большую часть Азии. Предприниматели переносят свой бизнес из Америки и западных стран на Восток, где производить гораздо дешевле и эффективнее. Это сказывается на развитии выставочного бизнеса. Сегодня промышленные выставки характерны для экспорынков Китая, России, Индии. В то же время на зрелых рынках, к примеру в США и Центральной Европе, более популярны потребительские ярмарки.

Как вы оцениваете результаты 72-го конгресса? Есть ли у вас какие-либо рекомендации для участников российского выставочного рынка?

– Конгресс прошел просто замечательно. Думаю, во многом благодаря стараниям «Экспоцентра». А что касается рекомендаций… Необходимо сосредоточится на развитии аудита и образовании. Тем более, сейчас есть возможность воспользоваться на все 100% нашим опытом и помощью в приобретении необходимых знаний, которые могут стать залогом будущего развития. Безусловно, уже сегодня российские компании и в Москве, и в С.-Петербурге делают большую работу по расширению площадок и возможностей самих выставок. Но этого пока недостаточно. Необходимо показывать реальные цифры и надежность проводимых экспопроектов, предоставлять больше статистических данных участникам и посетителям текущих и будущих выставок.

Я надеюсь, со временем в Россию придет больше инвестиций. И пусть это будет не завтра, как, может быть, вам хотелось бы. Однако уже через пару лет вы увидите значительные перемены.

Из досье: Том Бейер, президент UFI (2005–2006 гг.)

Родился в Готенбурге (Швеция) в 1942 г. Изучал бизнес и технические науки в Готенбурге и, получив в 1962 г. научную степень, продолжил учебу в Германии и Франции.

Его карьера началась с поста технического руководителя павильона Швеции на Всемирной выставке в Монреале (1967 г.). Был консультантом шведской экспозиции на Всемирной выставке в Осаке. В 1968 г. пришел в Stockolmsmassan, работал на разных должностях и в 1973 г. вошел в правление. С 1985 г. занимает должность генерального директора этой компании.

Том Бейер занимает пост председателя стокгольмского бюро съездов, является членом стокгольмской палаты консультативного совета по торговле, разрабатывает рекламные кампании Стокгольма и Балтийского региона. Кроме того, Том Бейер – один из основателей Nordic Fairlink.

20 октября 2005 г. вступил в должность президента UFI.

Женат, имеет двоих сыновей.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector