Нюрнбергские горизонты (Персона)

Наступающая осень обещает преподнести немало сюрпризов участникам российского экспорынка. Многое из того, что обещает стать событием предстоящего выставочного сезона, готовилось заранее. И даже лето – традиционная пора затишья и отпусков – оказалось насыщенным. Сразу несколько зарубежных выставочных компаний назначили новых глав своих представительств в России. В том числе и «Нюрнберг Мессе». С 1 июля его представительство возглавляет Губерт Деммлер

Новый руководитель – новая политика. И значит, есть повод поговорить о том, каким видят в «Нюрнберг Мессе» сотрудничество с российским экспобизнесом и как оценивают его в целом. Ну, и конечно, учитывая тот факт, что господин Деммлер возглавляет представительства «Нюрнберг Мессе» не только в России, но и в Беларуси, Украине, Молдове и в странах Прибалтики, мы не упустили возможность обсудить положение дел на экспорынках в этих странах.

Господин Деммлер, редакция ER поздравляет Вас с назначением. В связи с этим вполне логичный вопрос, что за ним последует?

–Деятельность представительства «Нюрнберг Мессе» в России в дальнейшем будет осуществляться по приоритетным направлениям. Безусловно, мы продолжим работать над привлечением участников и посетителей на наши выставки, которые проходят не только в Нюрнберге, но по всему миру. Как и прежде, мы будем оказывать консультационные услуги в области выставочного бизнеса. Однако политика нынешнего представительства «Нюрнберг Мессе» будет существенно отличаться от той, которую вел мой предшественник. Дело в том, что мы планируем выйти за рамки простого привлечения российскихучастников и посетителей на наши мероприятия. Мы собираемся организовывать выставки и в России и в этом направлении в ближайшее время будем работать очень интенсивно.

Прежде чем продолжить разговор о предстоящей работе в России, думаю, нашим читателем будет небезынтересным узнать, что представляет собой «Нюрнберг Мессе» сегодня?

– В международном рейтинге, думаю, мы занимаем 10–11 место. Отмечу, у нас относительно небольшой штат сотрудников – всего 200 человек. При этом годовой оборот компании – более 110 млн евро. Для сравнения: у «Мессе Франкфурт» около 1,2 тыс. сотрудников и 360 млн евро оборота. После несложного подсчета становится очевидно, кто работает более продуктивно. Сегодня в мировом выставочном бизнесе не столь важно, располагаете ли вы выставочной площадью в сотни тыс. кв. м. Значительно большее значение имеет тот факт, как и сколько раз в год используется эта площадь, проходят ли на ней какие-то параллельные мероприятия, например конференции или симпозиумы. «Нюрнберг Мессе» располагает тремя современными конференц-центрами. К слову, наша общая выставочная площадь – 160 тыс. кв. м (брутто). В среднем в течение года мы используем свою территорию 13–14 раз. Нам кажется, это хороший показатель. Кстати, квадратный метр на наших площадках обходится экспонентам в 120–130 евро. Для сравнения, в том же «Экспоцентре» его стоимость составляет 200–220 евро. А ведь здесь другой стандарт сервиса.

Что представляет собой выставочная политика «Нюрнберг Мессе»?

– Раньше для нас приоритетными были ремесленные и потребительские товары. Сейчас на первый план вышли строительство, высокие технологии, биологически чистые изделия и сервисные услуги. В мою задачу входит соотнесение приоритетов «Нюрнберг Мессе» с интересами российских участников и посетителей. Мы видим в России большой потенциал, но для того, чтобы он реализовался, надо повышать интенсивность нашей работы. Пока, к сожалению, в России о нюрнбергских выставках знают недостаточно.

Как вы считаете, в чем причина? Почему Нюрнберг посещает так мало экспонентов из России? Насколько мне известно, в октябрьской выставке IKK, посвященной охлаждению и кондиционированию, участвуют всего два экспонента из России…

– Да, это так. Однако позвольте заметить, что для IKK приоритетна посещаемость. В целом собрать там более 10–15 фирм из России и других стран СНГ нереально. Россия практически не производит подобную продукцию, а преимущественно закупает комплектующие. Следовательно, IKK представляет интерес в первую очередь для посетителей-специалистов. Подобная ситуация сложилась и с другими темами, приоритетными для Нюрнберга – экологически чистые изделия, сервисные услуги, аксессуары, строительные материалы, экотуризм и т.д. Пока на этих выставках Россия не может быть представлена большим количеством компаний. Пожалуй, одна из главных причин этого – в России нет сертификации подобной продукции, а для нас это имеет большое значение. Например, в BioFach – всемирной выставке натуральных продуктов питания – участвует лишь одна фирма из России, и то это американское предприятие, которое здесь, на севере, собирает ягоды и с большой прибылью продает их через Канаду и Америку. А ведь могло бы быть гораздо больше участников, но думаю, что это еще предстоит. Пока же самая удачная по количеству российских участников нюрнбергская выставка – IWA and OutdoorClassics («Охотничьи и спортивные ружья, аксессуары для отдыха на открытом воздухе»). В ней участвуют 40 компаний из России, и приезжает много посетителей. Или, например, выставка литья Euroguss, которая пройдет в марте 2006 г. Думаю, там тоже будет немало экспонентов из России, поскольку это направление здесь развито. В целом ситуация на том или ином рынке, в отрасли, промышленности напрямую отражается на участии в наших выставках. Думаю, что со временем количество экспонентов из вашей страны вырастет.

Вы сказали о намерении проводить выставки в России. Когда стоит ожидать премьеры в Москве?

– В принципе, мы уже активно работаем на российском экспорынке, но преимущественно в чужих проектах. За последний год мы вышли с пятью-шестью коллективными стендами на разных выставках С.-Петербурга и Москвы. Однако о том проекте, который мы планируем проводить в России, я пока умолчу. Скажу лишь, что работа по его организации уже началась. Мы ориентируемся на осень 2006 г. По сути, эта выставка покажет, с кем нам работать в будущем и какие тематики будут наиболее востребованы. В целом, думаю, для России могли бы быть интересны проекты, связанные с промышленностью, высокими технологиями, в том числе и выставка, посвященная защите окружающей среды.

Однако прежде чем принимать окончательное решение, надо посмотреть, как будут развиваться события уже нынешней осенью. От этого зависит наш выбор выставочной площадки.

Вы ждете второй очереди «Крокуса»?

– Когда я работал в представительстве «Мессе Франкфурт», к меня был опыт работы с «Крокусом». «Мессе Франкфурт» стала первой зарубежной компанией, начавшей сотрудничество с этой площадкой. В прошлом году там прошло несколько выставок, и все были достаточно удачными. Это неплохой опыт. Но если говорить о других площадках, то у «Экспоцентра» есть имя. Это международный бренд. Впрочем, все относительно: везде есть свои преимущества и свои недостатки. Надо стремиться найти наиболее приемлемый вариант. В принципе, выставку можно сделать в любом месте. Ведь главное – тематика проекта, ее способность заинтересовать потенциальных участников.

То есть пока вы приглядываетесь, но выставочного партнера еще не выбрали?

– Нет, пока мы не определились. Это не так просто. Ведь сегодня выставочный бизнес в России переживает непростые времена. Два-три года назад наблюдался определенный застой в этой сфере. Потребуется не менее трех лет, чтобы подняться на другой уровень. В то же время уже сейчас появилась масса новых возможностей, новые выставочные площадки. И без конкурентной борьбы здесь не обойтись. Уже сейчас она обрела удивительные формы. Получается любопытная картина: с одной стороны – новые возможности, с другой – непредсказуемость развития событий. Последнее, к сожалению, – антиреклама для российского экспорынка. И поэтому мы должны двигаться очень осторожно. То же самое можно сказать и в отношении выбора тематики выставочных проектов.

Думаю, сегодня многим, кто работает на московском выставочном рынке, приходится непросто. Обратите внимание, что, к примеру, происходит с такими темами, как автомобилестроение, деревопереработка, продукты питания. Практически все темы, гарантирующие большие дивиденды, перераспределяются. Появились новые выставочные площадки и, соответственно, новые игроки в этом бизнесе, которые пытаются взять под контроль прибыльные темы. К чему это может привести, пока неясно. Можно ли в такой ситуации считать экспорынок стабильным? Думаю, скоро мы увидим любопытные вещи.

Вас не пугает такое развитие событий, тем более что на фоне всего вышеперечисленного «Нюрнберг Мессе» намерен выводить на этот рынок свои проекты?

– Нет, не пугает, поскольку я привык предвосхищать возможное развитие событий. Необходимо обладать информацией. Не зная ситуации, нельзя принять правильное решение.

Вы представляете «Нюрнберг Мессе» еще и в Беларуси, Латвии, практически во всех бывших республиках СССР. Как там развивается экспорынок? Можно ли его сравнивать с российским?

– Думаю, нет. Это разные рынки. К примеру, экспорынок Прибалтики сейчас находится не в лучшем положении. Отрицательно сказалось вступление в Евросоюз. Закрылись границы, которые раньше позволяли сотрудничать с Россией, Беларусью, Украиной. В основном сейчас там проводятся национальные выставки и практически нет международных. По сути, этот идеологический ход вредит экспобизнесу.

– «Нюрнберг Мессе» со своими выставками пока туда не собирается?

– Не могу ответить однозначно. Там есть интересные тематики, но мне кажется, что Прибалтике лучше сотрудничать с Беларусью. Перед тем, как делать ставки, надо видеть перспективу. Выставки прежде всего должны быть качественными, как по темам, так и по количеству участников и посетителей. У меня есть сомнения, что туда можно привозить большие проекты. Пока интерес представляет российский и украинский рынок: во-первых, они прозрачны, а, во-вторых, здесь нормальные условия для работы.

Готов ли Нюрнберг выделять солидные бюджеты на российский рынок?

– Все зависит от условий. Если будущее здесь будет более предсказуемым, то, скорее всего, да. Однако в противном случае лучше вкладывать в другие рынки.

Россия – огромный выставочный рынок. Но если мы посмотрим на опыт таких стран, как Германия, Италия, Франция, то увидим, что там рынок основывается на дифференцированной системе выставок. В Германии около 15-ти городов, где активно проводятся выставки, и около восьми, где площадь выставочных центров составляет более 100 тыс. кв. м. Почему в Германии или в той же Италии такие мощные региональные выставочные центры? Это следствие политики развития экспобизнеса после Второй мировой войны. Чтобы дать экономический импульс развитию страны, по всей Германии проводились выставки и строились экспоцентры. Выставки делают большой вклад прежде всего в развитие регионов. Если мы посмотрим на опыт России, то увидим, что две трети выставочного бизнеса сосредоточены в Москве и С.-Петербурге. Более-менее выставочный рынок развивается на западе страны, а на востоке стремится к нулю. Однако где создаются богатства России? Безусловно, натуральные ресурсы и промышленность сконцентрированы не в Москве. Поэтому 300 тыс. кв. м выставочной площади для Москвы было бы вполне достаточно. Это надо еще умудриться постоянно загружать такие объемы. При этом деньги, которые сегодня вкладываются в расширение уже существующих выставочных площадей, были бы гораздо более оправданы в регионах, нежели в столице. В перспективе такая политика способствовала бы стабилизации страны. Но это мое личное мнение, я могу и ошибаться.

В связи с этим как Вы считаете, какую роль для развития российского экспобизнеса сыграет конгресс UFI, который в октябре пройдет в Москве?

– Конгресс UFI будет полезен прежде всего для обмена мнениями и опытом. В связи с тем, что сегодня сложилась достаточно критическая ситуация в экспобизнесе во всем мире, конгресс позволит сообща обсудить все существующие ныне проблемы. И кстати, это будет полезным и для московских выставочных компаний. Появится возможность всем встретиться и обсудить положение дел.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector