Лучшие плакаты на биеннале «Золотая пчела»

Их головы – неиссякаемый колодец идей. Ведь результат их творческих усилий должен владеть вниманием огромных людских масс. И не просто владеть вниманием, но и добиваться от этих масс нужных действий. Речь о дизайнерах, и прежде всего, о дизайнерах рекламных плакатов. В Центральном доме художника в Москве открылась 9-я бьеннале графического дизайна «Золотая пчела». В ней участвует плакаты со всего мира, причем все они «живые», то есть висели в самых разных городах на остановках, транспорте, зданиях. По плакату можно проследить историю страны и понять ее культуру.

«Дизайнер, как солдат ли монах, служит. Чему? Он наводит порядок в мире хаоса», — объясняет свою миссию дизайнер-график Владимир Чайка.

«Дизайн стал более яркий, более насыщенный впечатлениями, интересный и привлекательный. При этом он стал более обращен к человеку», — отмечает дизайнер Борис Трофимов .

«Плакат — это эмоциональное искусство, это выплеск художника, мысли, которые он вынашивает и хочет донести до зрителя», — поясняет дизайнер-плакатист Татьяна Немкова.

Минимализм и размах, монохромность и взрыв цвета, прямолинейность высказывания и игра полутонов — такого фонтана художественной мысли не встретишь, наверное, даже не бьеннале современного искусства. «Золотая пчела» девятый раз отложила мед в залах ЦДХ, собрав лучшее, что произошло за два года в мировом графическом дизайне.

«На каждой биеннале всегда главное место занимает плакат. Это особенный, важный жанр. О том, что происходит в нашей профессии, лучше всего судить по плакату», — убежден президент биеннале «Золотая пчела» Сергей Серов.

Сергей Серов — искусствовед, президент Академии графического дизайна. Организатор и куратор фестиваля, он с гордостью рассказывает: в этой выставке участвуют мастера из 50 стран — от Японии до США, от Финляндии до Зимбабве. Не все они хватают звезды с неба, но среди них немало звезд. Два гиганта в миром арт-пространстве — Швейцария и Франция. Их стенды — первые в экспозиции. «У французов врожденное чувство цвета и композиции. Французские плакаты — это украшение любой бьеннале. Они всегда очень декоративны, зрелищны и наполнены внутренней свободой», — отмечает президент бьеннале «Золотая пчела».

И совершенно разные. Ретромотивы Бруно Суэтра контрастируют с жесткой шрифтовой геометрией группы «Лаборатория СССР». Замысловатость их названия для всех остается тайной, как и неожиданность, с которой знаменитые плакатисты повернулись от насыщенности рисунка к скупому минимализму.

«Швейцария — великая дизайнерская страна. Швейцарская школа графики — это вершина 20 века. Представители этой страны почти до конца 20 века была ведущими в нашей профессии», — обращает внимание Сергей Серов.

Потому что во Второй мировой Швейцария осталась нейтральной. За это время она сконцентрировала лучшие творческие силы, собрала наследие авангарда 1920-1930 годов, навела в нем швейцарский порядок и по окончании войны предъявила миру, как говорят, завершенную концепцию профессии. Их конек — типографика — искусство расположения шрифта на листе. «Швейцария почти всегда играет с буквами. Они из самих букв извлекают все выразительные эффекты», — подтверждает президент бьеннале «Золотая пчела» Сергей Серов.

Классика европейского плаката — это еще и Германия, и Польша. Педантичность немцев — в монохромной сдержанности Уве Лёша и фантастичной яркости группы «Циан». А дизайнерское разнообразие поляков на этот раз, в основном, вращалось вокруг одного и того же имени. «Поляки отыграли тему юбилея Шопена на сто процентов. На старейшей Варшавской бьеннале плаката они даже сделали отдельную номинацию», — рассказывает Сергей Серов.

Академизм образования в свое время позволил социалистической Польше высокохудожественно обыграть недостаток средств и качественных материалов: они превратили типографику в каллиграфию, основной техникой сделали рисование, и плакат получился очень иллюстративным. «У них были собственные — польские — темы: черный юмор, эротика, то, что выходило за рамки идеологии, они это педалировали и отыгрывали на всю катушку. С 1950-1960-х годов плакат был для поляков глотком свободы», — поясняет Серов.

В сочетании с социально-политической недосказанностью польский плакат был поистине шедеврален. Но свобода слова убивает его остроту. И сегодня польская графика уже не та. Однако, по словам президента биеннале «Золотая пчела» Сергея Серова, работы Жебровски «дают представление о том, какой была польская школа на протяжении 30 лет». «Это те же темы черного юмора, повышенная экспрессивность, рисунок, который всегда несет следы подчеркнутой рукотворности», — поясняет Серов.

Один из самых ярких стендов, конечно, американский. Русский авангард, выдавленный из страны сталинским ампиром, через Европу эмигрировал за океан. В США, в отсутствие культурных традиций, его восприняли, как национальную идею. «В Америке, как в Греции, — все есть. Это великая дизайнерская страна, там огромное количество мастеров и разных направлений. Американский дизайн отличается изобилием», — отмечает Сергей Серов.

Но, если говорить о высокой культуре изобразительного искусства, которая проникла всюду, в том числе, и в плакат, то по изяществу графического выражения мысли, равных японцам нет.

По словам дизайнера-графика Владимира Чайки, «японские мастера так высоко понимают красоту и так тонко относятся к форме изображения, что равных их работам в визуальном смысле нет». «Там есть смысл обсуждать, что белый лист красивей любой работы, значит, то, что ты делаешь, не должно испортить белый лист», — добавляет Чайка.

Владимир Чайка — многократный лауреат международных выставок. Две первых «Золотых пчелы» взял на себя как организатор. Потом решил не рисковать здоровьем и теперь приходит в эти залы либо как член жюри, либо как участник. На этот раз здесь — три его работы.

«На улицах Москвы висят афиши. Например, наш великий Гергиев или наш сладенький Басков, или наша Будина. А народ, проходя, обязательно оставляет свой след. И я их стал снимать – один, другой, третий, сотни. Я уже сделал фильм про то, что происходит с душой артиста, когда ее полет сталкивается с жизнью, с народом», — комментирует свои работы дизайнер-график, участник IX бьеннале «Золотая пчела» Владимир Чайка.

Татьяна Немкова выставила плакат, кричащий о разрушении Москвы. Беззубая улыбка некогда славного города — этот образ появился еще в 1989-ом и был сделан как офорт, а позже превратился в плакат для участия в акции протеста. С тех пор на каждой следующей выставке зубов в улыбке становится все меньше.

«Я родилась в центре Москвы, для меня это родные места. Мне больно видеть, как исчезают целые улицы. Почему зубы? Потому что вдруг открылись страшные дворы с брандмауэрами, потерялась линия улицы, которая должна быть в городе», — рассказывает дизайнер-плакатист, участница IX биеннале «Золотая пчела» Татьяна Немкова.

Ее же плакат в параллельной программе «Опять 25», посвященной 25-летию Перестройки. Здесь выставлены советские классики. Плакат знаменитого Юрия Боксера к фильму Евгения Евтушенко «Похороны Сталина»: 20 лет назад он получил Гран-при на первом Международном фестивале рекламы во Франции; «Слепое рабство» Константина Иванова. В начале экспозиции — портрет Маркса. Словно в насмешку, он развевается на сквозняке как флаг. При ближайшем рассмотрении оказывается, что вождь международного пролетариата слеплен из мух. «Идея марксизма-ленинизма стала слишком декоративной, бездушной и ненужной, словно засиженной мухами», — поясняет дизайнер Татьяна Немкова.

Кроме основного конкурса, в биеннале всегда включают дополнительно 2-3 номинации, каждый раз новые. Сегодня одна из них — «Графический дизайн и религия». «Это первый опыт, и он очень важен. Потому что искусство состоит из многих аспектов, в том числе и из духовной культуры, которая в последнее время стала появляться», — отмечает дизайнер, куратор номинации «Графический дизайн и религия» IX бьеннале «Золотая пчела» Борис Трофимов.

Работ было прислано немного, и почти все они выставлены, но лиха беда начало. Плакаты и афиши, книги и журналы, обложки аудиодисков. Борис Трофимов не только куратор номинации, но и участник. Книжный дизайнер, он представил альбом «Крест в России» и книгу «Мироносицы в эпоху ГУЛАГа» Павла Проценко. «Текст этой книги невероятен. В ней приводятся три свидетельства о том, как люди прошли через очень суровые испытания, сохраняя веру», — говорит Борис Трофимов.

В целом 9-я «Золотая пчела», как всегда, направлена, по словам куратора, на то, чтобы поднимать планку нашим дизайнерам. У них был сложный путь. В основе этого искусства — русский авангард, но именно у русских не получилось воспользоваться им: эстетика сталинского времени поставила крест на развитии дизайна в России.

«Авангард — это язык дизайна. «Черный квадрат» — это основа модульной сетки, по которой работают все дизайнеры. Сейчас мы стали учиться на западных образцах собственному авангарду в обратном переводе», — отмечает президент биеннале «Золотая пчела» Сергей Серов.

Плакаты Чайки, Фалдиных, Суркова и других всегда ждут на международных выставках. Но при этом они не вливаются в массовую полиграфию, которая участвует в создании визуального облика городов. Как говорят кураторы, дизайнеры в России есть, дизайна — нет. Их следующий ринг — в ноябре, в Мексике, на бьеннале, посвященной 100-летию Мексиканской революции. Туда Россия приглашена как специальный гость.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector