Коротышка — враг народа?

В самый громкий скандал за время своего 57-летнего “существования” вляпался сказочный персонаж Незнайка. Согласно валу публикаций в СМИ, получив в российском павильоне на Всемирной выставке ЭКСПО в Шанхае ответственную должность виртуального гида, коротышка не оправдал доверия: опорочил светлый облик нашей страны в глазах китайцев и представил ее скопищем воинствующих невежд. Для меня, как поклонника героя Николая Носова с самых нежных детских лет, подобные заявления — словно нож в сердце. Но, проведя в Шанхае расследование, могу заявить: Незнайку оклеветали. Виноват не он, а внутрироссийские интриги и наши национальные комплексы.

В России, как, впрочем, и во всех других странах мира, обожают политические мифы. Спроси любого нашего ура-патриота, и он как “Отче наш” выдаст цитату бывшего госсекретаря США Мадлен Олбрайт: “Величайшая несправедливость, когда такими землями, как Сибирь, владеет только одна Россия”. И сколько ни доказывай, что заявить такое мадам Олбрайт не могла хотя бы в силу своей врожденной хитрости, все впустую. Этой весной и в без того полной копилке мифов появился еще один. Посетив наш павильон на выставке ЭКСПО, председатель КНР Ху Цзиньтао якобы узрел Незнайку и, презрительно улыбаясь, поинтересовался: “А правда, что его имя на китайском означает “маленький невежда”?

Сразу выведем за скобки тот факт, что Незнайку можно увидеть лишь на втором этаже нашего павильона. А Ху Цзиньтао, как человек занятой, выше первого этажа не поднимался. Было время, когда лидеры Поднебесной действительно старались демонстративно унизить нашу страну. Личный врач Мао Цзэдуна Ли Чжисуй вспоминал в своих мемуарах о визите Никиты Хрущева в Пекин в 1958 году: “Мао принял советского лидера рядом с бассейном, будучи одетым только в плавки. Председатель специально играл роль императора, относясь к Хрущеву словно к варвару, который приехал заплатить дань. Это был способ, сказал мне Мао в пути на курорт Бэйдайхе, “засунуть иголку повыше в его задницу”.

Но сегодня на дворе другая эпоха. Лидеры Китая могут предельно жестко продвигать свои национальные интересы. Но им и в страшном сне не придет в голову вести себя на публике некорректно в отношении важной страны-партнера. Но может, повод для насмешек действительно был и Ху Цзиньтао лишь вежливо промолчал?

“В самой фигуре Незнайки для китайцев нет ничего неприемлемого, — сказал мне крупнейший российский специалист по Китаю, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока Яков Бергер. — Но первый вариант перевода его имени на китайский “Сяо учжи” (“маленький невежда”) был действительно дурацким. В Китае с его конфуцианской этикой и культом знаний хуже ничего быть просто не может”.

Итак, мы все-таки подставились? “Нет, — поклялся мне куратор ЭКСПО в правительстве, заместитель министра промышленности и торговли Станислав Наумов. — На неприемлемость перевода “Сяо учжи” китаисты обратили наше внимание еще на стадии создания павильона. И сразу же был найден новый вариант “Сюэ-Сюэ” — “ищущий знаний”.

В чем же тогда крамола в российском павильоне с его декорациями на тему Солнечного и Цветочного городов? Один из главных гонителей Незнайки, китаист и бывший военный разведчик Андрей Девятов считает, что она в излишнем уклоне в сторону развлекаловки: “Получилась пустышка, обертка без содержания, яркий фантик, приводящий детей в восторг, а взрослых в замешательство”.

В Шанхае у меня была возможность зайти в обход очередей на любой павильон ЭКСПО. Есть ли на выставке серьезные павильоны? Есть. Это, например, экспозиция Словении. На больших видеоэкранах здесь изречения о важности защиты окружающей среды. А всем желающим выдают маленькие красные книжечки “философа-марксиста с фрейдистским уклоном” Славоя Жижека с сентенциями типа: “Нынешняя историческая ситуация вовсе не заставляет нас отказаться от концепции пролетариата. Напротив, она заставляет нас радикализировать ее до экзистенциального уровня, который находился за гранью воображения Маркса”. Умно? Умно. Только вот посетителей у словенцев было кот наплакал.

А вот британский павильон представляет из себя огромное сооружение в виде стеклянного ежа. В каждую иглу ежика запаяно несколько семян. И это, собственно, все. Павильон Саудовской Аравии — это по сути планетарий. Посетители стоят на движущейся ленте, а на стены проецируются красочные изображения пустынных саудовских пейзажей. Главная достопримечательность испанского павильона — огромная кукла лысого ребенка, чем-то похожего на нашего премьер-министра.

Американцы решили и вовсе не заморачиваться. Их павильон состоит из трех залов. В первом показывают фильм о том, как простые янки пытаются сказать по-китайски слово “здравствуйте” (“нихао”). Во втором — видеоролик об американских ценностях. В третьем — самый трогательный фильм: о том, как с подачи маленькой девочки замусоренный мрачный городской двор превращается в цветущий сад.

Тоже пустышки? Возможно. Но все эти павильоны, как и наш, штурмуют толпы китайцев. К концу моего первого дня на ЭКСПО на Шанхай вдруг обрушился тропический ливень. У меня была одна мысль: скорее под крышу. А вот огромная очередь в наш павильон продолжала, не шелохнувшись, стоять по колено в воде. И пусть к нам надо стоять не девять часов, как к саудовцам, а “всего” четыре-пять. Но стоит ли на этом основании делать вывод о нашем лузерстве?

Что же тогда послужило реальной причиной грандиозного всероссийского скандала? Что заставило президента Медведева приказать “продумать дополнительные меры по совершенствованию экспозиции российского павильона и активизировать информационно-пропагандистскую работу”?

Свою роль сыграла неуемная шумиха, поднятая группой китаистов во главе с уже упомянутым Андреем Девятовым. Обрушиваясь на Незнайку за его “несерьезность”, эти деятели проталкивали уж совсем экстравагантные идеи оформления нашего павильона на ЭКСПО: “Символом незападной ментальности России может стать замкнутая в объем правильного тела (икосаэдр) “матрица управляющих смыслов ноосферы”. Подобно “яспису кристалловидному” икосаэдр, поднятый в верхнюю точку российского павильона, будет в полном соответствии с иудео-христианским заветом символизировать первородство России в озарении народов мира светом истины”.

Более весомая причина — конкуренция среди приближенных к власти деятелей искусства. Подряд на оформление российского павильона на ЭКСПО — весьма выгодный и престижный заказ. У получившего его художника-сценографа Бориса Краснова полно влиятельных друзей, но не меньше влиятельных врагов.

Но все это производные причины, мелкие дрязги, на которых даже не хочется останавливаться. В вечном выборе между “быть или казаться” российская власть и как минимум часть российского общества сделали твердый выбор в пользу “казаться”. У нас беда с системой правоохранительных органов? Нет проблем. Переименуем милицию в полицию — и все дело в шляпе. У нас проблемы с федерализмом? Айн момент. Переименуем президентов республик в глав республик, и везде настанет тишь, гладь и божья благодать.

С ЭКСПО — та же самая история. Посткоммунистическая и постперестроечная Россия — страна кровоточащих национальных комплексов. И “комплекс Китая” — один из самых болезненных. Мы еще помним времена, когда Москва была для Пекина “старшим братом”. И сейчас мы с горечью и тревогой видим, как Поднебесная нас стремительно обгоняет. Но вот только в чьем воспаленном мозгу могла родиться мысль, что в падении нашего национального престижа виноват Незнайка?

Если следовать подобной логике, то на днях китайцы опозорились просто по полной программе. В последнюю пятницу лета посол КНР в Москве Ли Хуэй торжественно открывал в столичном Центральном доме художника Дни китайской культуры. Согласно очевидцам, перевод на действе был чудовищным, на уровне “моя твоя не понимай”. И что, стали ли мы после этого смотреть на китайцев сверху вниз?

Уже во время моего первого визита в Шанхай в 2001 году этот город потрясал. Сейчас он потрясает вдвойне. За девять лет китайцы построили там столько нового, сколько даже в самых крупных российских мегаполисах не было построено за двадцать. Вот что важно, вот что первично. Мы же вместо этого тратим время, силы и энергию на душевные терзания о красоте фасадов.

И это еще не все. Пытаясь до блеска отполировать свой внешний антураж, мы делаем это не в том месте. В Шанхае я улетал из сверкающего аэропорта Пудонг, где все работало как часы. В Москве самолет совершил посадку в “Шереметьево-2” с его облезлыми интерьерами, подобных которым нет уже в большинстве стран третьего мира. Мой чемодан и багаж еще двадцати китайцев по ошибке отправили в другой терминал. И мы получили его лишь два с половиной часа после приземления самолета. “Часто у вас такое бывает?” — спросил я служащую аэропорта. “Да каждый день”, — буднично ответила она. Аэропорт — это визитная карточка страны. И подобный ежедневный бардак наносит несравненно больший вред имиджу России, чем десять “идеологически неграмотно” оформленных выставочных павильонов. Поэтому я настоятельно требую немедленной и полной политической реабилитации Незнайки. Нечего пенять на коротышку, коли у самих рожа крива.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector