Какое оно, современное искусство

Говорят, современное искусство покорилось моде и бизнесу. Неправда. Есть и сегодня то, что завтра станет классикой. Права, не все. И то, и другое под одним крылом собрала Третья московская бьеннале современного искусства. Запутаться в лабиринте чужих фантазий, равно как и в галереях бьеннале, немудрено. Мы все расставим по своим местам. Мария Критская, заручившись поддержкой потомственного галериста, выяснила, какие произведения современного искусства — дань моде, а какие останутся на века.

В Центральный дом художника на несколько дней вернулась весна. Международная ярмарка «Арт-Москва» — явление традиционно майское. Но в этом году его перенесли на сентябрь: объединили два главных события в российском современном искусстве. Накануне открытия Третьей московской бьеннале стартовала 13-я ярмарка «Арт-Москва». 5 дней праздника коллекционеров, тревог мастеров и ожиданий экспертов — они наблюдают за спросом, который, как известно, рождает предложение.

Здесь искусство называют рынком, а произведения — товаром. Прилавки-стенды в этом году — полупустые. Российская таможня остановила на границе большинство экспонатов, и в залах ЦДХ вместо них – ксерокопии. В этот раз многие иностранные галеристы сделали ставку на русских художников, которые живут и работают на Западе.

Галерист из Милана Лаура Булиан считает себя отчасти исследователем. «Езжу по миру, собираю работы. Нью-Йорк, Берлин, Амстердам… Русские мастера очень утонченные, у них хороший вкус и качественные работы», — говорит Лаура.

Российские галереи дали достойный ответ западным критикам, которые нередко упрекают наших мастеров в архаичности. На стенде центра М’АРС — новейшие технологии, проект Константина Худякова. Это «интерактивное искусство». В одном мониторе — сотни произведений. Что смотреть, зритель выбирает сам, прикасаясь к экрану. Фотографии уникальны, мы не можем получить два раза подряд одну и ту же картинку.

Организаторы «Арт-Москвы» утверждают: ярмарка — это камертон ситуации в сфере искусства. Он особенно важен во время кризиса, когда для художников и коллекционеров наступает момент истины.

Директор Международной конфедерации союза художников Василий Бычковский считает, что сейчас «рынок обнажает вершины искусства». «Когда рынок проседает, мы снова начинаем говорить о вечном, о красоте, гармонии, тонких материях, о парадоксальном мышлении, свойственном концептуальному искусству», — поясняет он.

Искусство — отражение красоты и тонких материй? Да вы что?! Эта идея осталась в далеком прошлом! Фламандка Кристин Стил — потомственный художник и галерист, в России она частый гость. Об особенностях русского национального арт-сообщества может говорить часами. Увлекает на импровизированную экскурсию в центр «Гараж». Здесь работает основная экспозиция Третьей московской бьеннале.

«Я давно заметила: русские очень консервативны. Для вас искусство — это, во-первых, синоним прекрасного, а во-вторых, картины. Но! Современное искусство должно быть провокационным, даже шокирующим. Обязанность художника — визуально выражать наболевшее в обществе, в политике. Если работа лишь украшает интерьер, она уже не предмет настоящего высокого искусства», — убеждена галерист, художник Кристин Стил (Бельгия).

Возможно ли назвать «высоким искусством» творчество победителя нынешней бьеннале, Кристин ответить затрудняется. Но в том, что работа, как и приз, африканца Ромуальда Азуме носят ярко выраженный политический характер, не сомневается. Инсталляция «Груз» — скутер с канистрами: в таких африканские контрабандисты перевозят нефть. Для Азуме это аллегория эксплуатации черных белыми.

«Вот симпатичная работа. Но она для обычной выставки. Бьеннале – это совсем другое: здесь главное – новизна. Здесь должны быть показаны самые прогрессивные решения и достижения. Здесь жен –ничего нового!», — объясняет галерист Кристин Стил.

Бельгиец Кун Ванмехелен выставил в «Гараже» «Куриный проект», с которым начал работать еще в 2000 году. Художник-самоучка выводит новую породу кур-космополитов. Их чучела должны напоминать людям о необходимости глобального взаимопроникновения культур.

«Это выглядит мило, но слишком просто! Немного по-детски. Не могу даже назвать это искусством. Мишель Блази знаменит инсталляциями из гастрономических продуктов», — отмечает Кристин Стил. Для него еда — символ мимолетности жизни: только что была и уже исчезла. Тленность Блази чувствуется особенно остро в сравнении с монументальной скульптурой британца Аниша Капура. Лауреат премии Тернера включен в программу бьеннале как классик современного искусства.

«Один из самых продаваемых художников — Вим Дельвуа, скандалист, провокатор. Он работает на потребу толпе, тратит бешеные деньги на рекламу, и на его работы бешеный спрос. Это не означает, что он — гений, равно как и то, что он плохой. Просто ярчайший пример того, что современное искусство — это бизнес», — обращает внимание галерист Кристин Стил.

Здесь Кристин затронула вопрос, о котором, она знает, в русском арт-сообществе вслух предпочитают не говорить. Из наших мастеров ее любимый — Александр Бродский, архитектор, очень известный в Европе. На бьеннале представлен его «Город будущего». Зеркальные небоскребы в ржавых баках — аллегория, чаще всего, идущих в помойку усилий зодчего.

Одна из самых интересных работ в «Гараже» — «Метаморфозы» Маркуса Ретца. «Вот это — работа на века, она будет актуальна во все времена! Самое важное для искусства — когда художник заставляет вас задать вопрос «Что это?». Вы пытаетесь понять, начинаете внимательно смотреть, изучать. Такие вещи всегда интересны: и как мысль, и как ее воплощение. Так рождается классика!», — убеждена галерист Кристин Стил.

Классика русского современного искусства представлена в специальном проекте, который курирует директор Московского дома фотографии Ольга Свиблова. В Манеже — только звезды. Выставка Бориса Михайлова «Место, время» и инсталляции Владимира Тарасова «Игры звука». Работы Михайлова — своеобразная ретроспектива: история страны в фотографии и история фотографии в стране.

По словам Ольги Свибловой, «это удивительные, пронзительные человеческие свидетельства». «Они говорят о том, что люди счастливы и несчастливы в любое время, о том, что жизнь прекрасна и ужасна, трагична и комична, абсурдна и имеет высокое предназначение одновременно», — поясняет она.

Знаменитый джазмен Владимир Тарасов в 1990-х получил «Золотого льва» на бьеннале в Венеции как соавтор инсталляции Ильи Кабакова. В Манеже — три его работы: звуки гобустанского древнего ритуального барабана, русские деревенские напевы и ритмы американского джаза.

Специальный гость бьеннале — бельгиец Люк Тюйманс. Его работы выставлены в галерее «Байбаков», на фабрике «Красный Октябрь». Мегазвезда современной живописи — впервые в России с персональной выставкой. Ее название — «Наперекор дню» — Тюйманс позаимствовал из романа своего любимого американского писателя Томаса Пинчона.

«Он — родоначальник идеи «паранойи» в американской литературе. Он работает с разными отрезками времени, не связанными друг с другом персонажами, и создает из них целостное произведение. Так и мои картины: в них нет единого сюжета, но они из одной серии», — сравнивает Тюйманс.

Его картины — воспроизведенные фотографии, кадры из камер слежения и даже прицела снайпера. На одно полотно он тратит один день. Некоторые считают его наследником фламандской школы живописи. Люк Тюйманс — не просто классик, он один из тех, кого называют «модным» художником.

«Искусство сегодня в огромной степени зависит от менеджмента. Все решает галерист. Он делает самое главное — рекламу. Люди, в основном, выбирают имя, а не саму работу. Изобразительное искусство — самое дорогое, что есть в мире. Современное искусство — тоже. Это лучшее средство вложения денег, а значит — это бизнес», — рассуждает художник, галерист Кристин Стил (Бельгия).

Людям консервативным на выставках Московской бьеннале может не понравиться. Любители модного не упустят шанс увидеть работы мэтров нашего времени. А оно само рассудит — оставить их имена себе или растворить в общем потоке информационного общества.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector