Что ждет рынок? (Тенденции)

Сегодня на российском экспорынке происходят интересные и во многом судьбоносные для этого сегмента события. Впрочем, многое из случившегося мы предсказывали еще в начале 2005 г., в январском номере ER. Новые площадки, новые игроки и новые проекты – все это вкупе заставляет выставочный бизнес реагировать и действовать. Так что же происходит сегодня и чем это может обернуться завтра? Чтобы попытаться найти ответ на этот вопрос, мы обратились за комментариями к экспертам нашего журнала.

Что было? Что будет?

Еще несколько лет назад организатор мог за год создать успешный проект. Существовал небывалый интерес к растущему рынку, в первую очередь со стороны международных компаний. Сегодня ситуация в корне изменилась. У экспонентов появилась возможность выбора, который предоставляет выставочный календарь. Сейчас любой может найти наиболее приемлемый для себя вариант среди выставок со схожей тематикой. И тут критериями выбора является не цена в 150 или даже в 400 евро за квадратный метр, а надежность, минимальность рисков и, конечно, качество и имидж выставочного проекта. Потенциальный экспонент заинтересован прежде всего в целевой аудитории выставки. При удовлетворении этого интереса, а также если выставка организуется не впервые, да к тому же прошла аудит – то ей уже можно доверять и, следовательно, рассмотреть вопрос об участии со всей серьезностью.

«Сегодня на московском выставочном рынке существует примерно девять сильных организаторов, которые контролируют около 80% ежегодно оборота, – говорит Ян Беляев, в течение семи лет занимавший должность заместителя генерального директора по маркетингу ITE plc. – Очевидный лидер среди них– международная компания ITE, которая с большим отрывом опережает конкурентов. Год от года ее проекты становятся все успешнее. Так будет до тех пор, пока не появится серьезный конкурент. Конечно, есть небольшие компании, которые пытаются конкурировать с девяткой лидеров, но последние их просто не замечают».

Но действительно ли не замечают? В мае 2005 г. сложилась ситуация, которую вряд ли предвидела ГК «M.S.I. – Евроэкспо». «РБК-Холдинг» заявила о проведении выставки «РосЭстейтИнвест», схожей по тематике с проектом «M.S.I – Евроэкспо» – Realtex, причем она должна была состояться на неделю раньше. Так что же произошло на самом деле? Было ли это намеренное столкновение или это все же результат развития рынка, способного вместить в себя неограниченное число новых проектов?

«Там не было никакого столкновения, – утверждает Кирилл Анисимов, генеральный директор ЗАО «Евроэкспо». – Просто была амбициозная затея сотрудников компании РБК, на мой взгляд бесперспективная. Можно было бы о чем-то говорить, если бы за проект взялась выставочная компания, сотрудники которой достаточно профессиональны и имеют некий административный ресурс. Но это не тот случай. Думаю, РБК рассчитывала, что потенциальные участники, получив скидку на квадратный метр, придут на выставку. Но что-то не сложилось. Поверьте, их никто не притеснял. Видимо, они в чем-то просчитались».

Это еще одна любопытная тенденция современного российского экспорынка, за которой с интересом и некоторой усмешкой наблюдают корифеи выставочного бизнеса, –инициация выставочных проектов непрофессионалами. Причем явление это становится все более масштабным. Естественно, крупные организаторы не рассматривают подобные попытки как серьезную заявку на победу. А вот передел выставочных тематик – это то, что волнует если не всех, то подавляющее большинство.

«Думаю, сегодня многим, кто работает на московском выставочном рынке, приходится непросто, – говорит Хуберт Деммлер, глава представительства «Нюрнберг Мессе» в России. – Обратите внимание, что, к примеру, происходит с такими темами, как автомобилестроение, деревопереработка, продукты питания. Практически все экспотемы, гарантирующие большие дивиденды, перераспределяются. Появились новые выставочные площадки и, соответственно, новые игроки в этом бизнесе, которые пытаются заполучить контроль над прибыльными темами. К чему это может привести, пока неясно. Можно ли в такой ситуации считать экспорынок стабильным? Думаю, тут нам предстоит наблюдать любопытные вещи».

Однако не надо думать, что «передел» – прерогатива лишь игроков отечественного рынка. Подобный опыт имеют и иностранные компании, работающие в России. Например, проект ООО «Мессе Франкфурт РУС» – Heimtextil Rossija–2005 в «Крокус Экспо» и выставка турецкой компании «Тюркель» – «Домашний уют–2005» в «Экспоцентре», проходящие в сентябре с разницей в неделю.

«Здесь столкнулись два серьезных организатора, – полагает Ян Беляев. – Стоит отметить, что турецкие компании более актины, чем немецкие, ведь вторые на 90, а иногда и на все 100% принадлежат государству. Думаю, здесь будет интересная борьба за контроль над рынком текстильных выставок в России».

Врез: «Россия еще неразвитая выставочная страна, –считает Александр Перов, директор компании «Премьер Экспо» (Украина). – Например, в Америке на рынке существует около 800 выставочных тематик. Думаю, если игроки российского экспорынка попытаются посчитать все темы, которые есть и которые еще возможны, то вряд ли они насчитают более 200. То есть теоретически возможности выставочного рынка в России в четыре раза больше. Будет рынок – будут и выставки. А пока нет рынка – нет выставок. Конкуренция заставит игроков искать новые темы, новые пути улучшения качества. Бояться этого не надо – это будет работать только на улучшение. Однако если туча надвигается, и она большая, то ее надо изучить и не забыть взять зонтик поутру».

Иностранцы в России

И тем не менее, несмотря на все сложности, иностранные компании продолжают свою экспансию на отечественный выставочный рынок. К примеру, в июле свой проект Tricotex – выставку трикотажных изделий – вывел на российский рынок турецкий выставочный холдинг CNR. На осень 2006 г. презентацию своего проекта, тематика которого пока остается в тайне, наметил «Нюрнберг Мессе».

«О проекте, который мы планируем проводить в России, я пока умолчу, – говорит Хуберт Деммлер. – Скажу лишь, что работа по организации выставки уже началась. По сути, эта выставка станет индикатором – с кем нам работать в будущем и какие тематики будут здесь наиболее востребованы. В целом, думаю, для России могли бы стать интересными проекты, связанные с промышленностью, высокими технологиями, в том числе и выставка, посвященная защите окружающей среды. Но прежде чем принимать окончательное решение, надо посмотреть, как будут развиваться события уже нынешней осенью. Думаю, будет принято несколько решений, связанных с выставочными площадками, определены условия на следующий год. От того, как будут развиваться события и какие возможности будут прилагаться, зависит наш выбор выставочной площадки».

Осторожность и неспешность в принятии решений относительно будущего своих выставочных проектов – неотъемлемое составляющее политики иностранцев в России. Нестабильность на рынке, набирающая обороты конкурентная борьба, жесткий и не всегда корректный передел прибыльных тематик – это то, что настораживает зарубежных выставочников. Поедут ли в Россию вслед за проектами и постоянные иностранные экспоненты? Оправдаются ли большие надежды?

«Ко мне не раз обращались международные консалтинговые агентства. Все они задают один и тот же вопрос: насколько рискованно выходить на этот рынок вообще и если выходить, то с какими проектами? – рассказывает Ян Беляев. – Иностранцы очень долго и щепетильно просчитывают всевозможные риски. Россия – страна непредсказуемая. Однако на другой чаше весов – спад экономики в Европе на фоне быстрорастущего российского рынка. Конечно, быстрыми темпами сегодня развивается и рынок ряда других стран: Китая, Индии, Мексики, Бразилии. И надо сказать, что среди них Россия – далеко не лидер. Однако географически наша страна ближе к Западной Европе, а значит, более удобна для ведения бизнеса. Ну, а любой бизнес – это риск в той или иной степени. Но чем больше риск, тем больше и доход. Если бы передо мной стоял выбор, куда идти со своим выставочным проектом, я бы не побоялся попробовать свои силы на российском рынке. Как это сделали когда-то владельцы компании ITE, которые не побоялись, поехали в Россию, и все у них получилось. То же самое можно сказать и о «Мессе Дюссельдорф», «Мессе Франкфурт» и т.д. Примеров достаточно».

Впрочем, определенных проблем, по объективным причинам, зарубежным компаниям на российском рынке не избежать. Одна из них – подбор кадров. Не так-то просто найти людей, которые имеют опыт проведения выставок европейского качества. А ведь успех проекта и его имидж напрямую зависит от менеджера, который его продвигает. Как решить эту проблему? Есть два варианта – либо обучать самим, либо искать здесь тех, кто имеет необходимый опыт и способен управлять иностранным бизнесом. Однако вторых – единицы. Но все проблемы, с которыми могут столкнуться здесь иностранцы, вряд ли можно соотнести с тем, чем может обернуться для российских организаторов выход на рынок по-настоящему больших западных проектов. Например, таких, как BAU или GDS, которые могут привести за собой своих экспонентов и развернуться на совсем иных по масштабности выставочных площадях.

«Если эти проекты будут дублировать уже существующие на российском рынке, то в первую очередь проиграют клиенты, – считает Кирилл Анисимов. – Когда возникают две выставки и пока выживает сильнейшая, проигрывают участники, потому что их начинают перетягивать. Кто похитрее и побогаче, будет участвовать сразу в обоих проектах, а кто победнее – делать выбор, а может быть, просто откажется от участия. Тем временем организаторы будут поднимать цены и менять площадки. Вряд ли подобная ситуация благоприятно скажется в целом на отрасли, которую представляют выставки».

Конечно, такая перспектива существует, но пока это больше теория. Однако если она станет практикой, то компании-лидеры наконец-то почувствуют реальную конкуренцию. Смогут ли они мобилизовать все свои силы и возможности, которые пока направлены преимущественно на повышение цен и реже качества? Одно дело, когда кто-то пытается конкурировать с тобой, и совсем другое, когда приходится самому конкурировать с другими. Компаниям, которые придут сюда с крупными проектами, будет трудно, но еще сложнее будет выстоять в этой конкурентной борьбе и не потерять свой рейтинг сегодняшним лидерам. Когда приходит европейский бренд, существующий на рынке 50 лет, с площадью в 100–200 тыс. кв. м, то это не просто конкурент. Здесь другой уровень, другой масштаб и опыт. Но если девятке лидеров и представится возможность побороться, то что будет с теми, кто уже сейчас за пределами рейтинга? Вполне вероятно, кто-то из них смотрит на зарубежную экспансию, как на возможность вливания своих проектов в более крупные, или ждет существенных инвестиций. Возможен ли такой поворот событий?

«Не думаю, что это произойдет, – считает Ян Беляев. – Зачем покупать 300–700, даже 900 м у кого-то и брать на себя наследство неизвестного проекта, а затем анализировать и исправлять сделанные предшественниками ошибки? Такие «объединения» вряд ли окажутся востребованы. Если сюда придет сильный бренд, то он придет со своей историей, с хорошим качеством услуг и с иностранными экспонентами. Думаю, первые подобные проекты будут на 90% состоять из зарубежного участия. И те, которые находятся за приделами «девятки», не смогут конкурировать. Скорее они могут быть ценны как агенты по продажам».

А вот Назим Мустафаев, генеральный директор специализированной выставки MosShoes, считает, что в выставочном бизнесе возможно все, поэтому не исключает различных вариантов развития событий.

«Если говорить конкретно о GDS, то, к сожалению, на европейском рынке сейчас ситуация не из лучших, – считает Назим Султанович. – Другой вопрос: а что даст приход GDS и кому? На MosShoes из 3,5 тыс. кв. м, занимаемых иностранными компаниями, 1,25 тыс. отдано немцам. Все крупные обувные компании Германии здесь, и они уже давно здесь. Что нового может дать им GDS по сравнению с тем, что даем им мы? Честно говоря, я не представляю».

Врез:Владимир Сакович, генеральный директор ЗАО «Текстильэкспо», вице-президент Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности: «Я уверен, если крупная выставочная компания, например «Мессе Франкфурт», способна делать ведущую международную выставку домашнего или технического текстиля у себя, то это не значит, что она сможет сделать ее столь же успешной за рубежом. Это совершенно разные вещи. А потом ведь есть яркий пример строительной выставки MosBuild. Да, этот проект – лидер среди выставок строительной тематики. Но на базе этой темы вполне успешно существует ряд других выставок. Например, «Строительная неделя» в “Сокольниках”», которая развивается достаточно хорошо. Когда мы проанализировали структуру MosBuild и «Строительной недели» в “Сокольниках”», то обнаружили, что там обратные пропорции. Если в «Сокольниках» участвует 70% российских компаний и где-то 30% иностранных, то на MosBuild строго наоборот. И тут возникает следующий вопрос: собираются ли наши правительственные структуры заниматься собственным рынком, и не только выставочным, а рынком в целом? Ведь здесь все взаимосвязано. Если не будут приняты меры, чтобы уравнять наши шансы с иностранными, мы так и будем в проигрыше. Посмотрите хотя бы в наше налоговое законодательство. Где остаются деньги после проведения выставки? За счет дырок в законодательстве, мы имеем преимущество зарубежных организаторов. Хотя в этом отношении я все-таки оптимист и считаю, что в случае, если сюда действительно придут крупные западные бренды, серьезные российские выставки должны выстоять.

Сколько нужно?

Любопытная складывается картина. У иностранцев в России инструмент борьбы – их выставочные проекты, а внутри российского рынка сегодня идет борьба преимущество на уровне площадок. Причем еще пару лет назад эту ситуацию мало кто мог предвидеть: расстановка сил была ясна и лидеры определены – «Экспоцентр», ВВЦ, «Сокольники». Все изменилось, когда была построена первая очередь «Крокус Экспо».

«Российский рынок совершенно непредсказуем, – считает Кирилл Анисимов. – Когда строилась первая очередь «Крокус Экспо», у меня, например, изначально были сомнения, что эта площадка действительно станет востребованной и организаторы будут переводить туда свои проекты. В итоге сегодня это самый большой и современный, идеально оснащенный выставочный комплекс в Москве, куда пришли и еще придут достаточно большое количество выставок. И даже холдинг MVK, понимая, что надо развивать свои проекты, перевел, с большими для себя финансовыми потерями, часть проектов с родной площадки в «Сокольниках» в «Крокус». Мы сейчас тоже переводим свою выставку «Отдых/Leisure». В следующем году она пройдет в «Крокусе», в первом павильоне. Наш проект уже вырос из стен “Олимпийского”».

Впрочем, успех «Крокуса» объясним. Быстрорастущие выставочные компании испытывают сегодня нехватку площадей, которые просто необходимы для дальнейшего развития. Таким образом, они находятся в прямой зависимости от тех, кто владеет необходимыми выставочными площадями.

«Современных больших профессиональных площадок у нас по большому счету две – «Экспоцентр» и «Крокус», – считает Ян Беляев. – При этом у каждой из них своя политика. Например, «Экспоцентр» в свое время очень грамотно и последовательно регулировал и продолжает регулировать календарь выставок, отслеживая, чтобы одни проекты не пересекались с другими. И пусть порой такая политика была в ущерб самому «Экспоцентру», он не допускал повторений. Как при растущей конкурентной борьбе двух площадок будет выглядеть данная ситуация, нам предстоит еще увидеть. Думаю, что так или иначе этот вопрос будет регулироваться. Но в пользу кого? Есть мнение, что «Крокус» использует агрессивную политику в конкурентной борьбе с «Экспоцентром». Я бы назвал это агрессивным маркетингом. С точки зрения бизнеса «Крокус» не нарушает никаких правил. Безусловно, «Экспоцентру» сложнее конкурировать. «Крокус» все-таки частное предприятие, а «Экспоцентр» принадлежит государству. Во всем мире так было всегда – частный бизнес более мобилен, нежели государственный».

Стоит отметить, что в сентябре состоялся акт госприемки второй очереди «Крокус Экспо». Таким образом сегодняшняя общая выставочная площадь «Крокуса» составляет около 100 тыс. кв. м. Это самый большой выставочный комплекс России. А впереди еще строительство третьего павильона. Понимая, что время работает против них и конкуренция давно уже стала жесткой, «Экспоцентр» и ВВЦ тоже ведут строительство, увеличивая свои объемы. Правда, вряд ли их темпы могут соответствовать тем, с которыми отстраивается «Крокус». Однако, наверное, было бы неправильно думать, что преимущества «Крокуса» лишь в его площадях. Политика руководства комплекса, основанная на приемлемых ценах и хорошем сервисе, предусматривает проведение и своих выставок.

«”Крокус Экспо”, как двуликий Янус, пытается сдавать площади в аренду организаторам других выставок и в то же время сам является организатором, – говорит Назим Мустафаев. – А это невозможно. Для успешного бизнеса в будущем придется чем-то поступиться: либо «Крокус Экспо» выступает как площадка, либо работает как выставочная компания. Я сомневаюсь, что «Крокус» сможет самостоятельно заполнять свои площади. «Экспоцентр», с которым можно сравнить «Крокус», здесь не показатель. Ведь «Экспоцентр» рос и развивался в условиях государственного монополизма. И выставки он проводил не в связи с потребностями рынка, а по государственному заказу. Сейчас такой подход уже не работает».

Пока же, по всеобщему признанию организаторов выставок, «Крокус Экспо» – практически безупречная площадка. «Безупречная площадка», у которой есть существенный минус – территориальное расположение.

«До сих пор и для посетителей, и экспонентов «Крокуса» достаточно остро стоит вопрос, как добраться до выставочного центра, – говорит Александр Перов. – Насколько я могу судить по отзывам экспонентов и посетителей, они недовольны отсутствием транспортной развязки. Я вообще скептически отношусь к любой площадке, рядом с которой в пяти-семи минутах ходьбы нет станции метро. Если бы «Крокус» построил развязку и решил проблему свободного доступа к центру, заполняемость площадки, даже с учетом третьей очереди, увеличилась бы в разы. А в целом, я считаю, дополнительные 100 тыс. кв. м выставочных площадей городу не нужны».

Сейчас до «Крокуса» можно добраться на автобусах, которые бесплатно доставляют посетителей от трех станций метро. Те, кто предпочитает передвигаться на автомобиле, в будущем смогут воспользоваться транспортной развязкой, позволяющей подъехать к комплексу с внутренней стороны МКАД. Таким образом, руководство «Крокуса» постепенно пытается устранить свой очевидный «минус». Однако, возвращаясь к самим площадкам, возникает вопрос: а нужны ли действительно все эти многотысячные площади? Есть ли в них реальная необходимость и не является ли истинной причиной всего этого масштабного строительства «гонка вооружений» самих выставочных площадок? С трудом верится в то, что организаторы в состоянии заполнить уже существующие объемы. В России до сих пор нет «главной выставки», которая стала бы по-настоящему международным брендом и могла сказать свое веское слово на уровне мирового экспорынка.

«Вопрос не в том, сколько выставочных площадей нужно делать, а в том, способна ли Россия провести в Москве выставку номер один, – считает Владимир Сакович, генеральный директор ЗАО «Текстильэкспо», вице-президент Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности. – А это уже не выставочная, а государственная политика. Все московские выставки пока имеют местное значение и воздействуют на местный же рынок. А выставка номер один – эта та, которая способна формировать как минимум континентальный рынок. И не надо говорить, что нам до таких выставок далеко. Я считаю, что в нашем перерабатывающем комплексе, в нефтегазовом это можно сделать совершенно спокойно. Причем нефтегазовые выставки можно делать не в Москве, а в регионах, и это будет востребовано. Или, например, выставка лесотехники и лесопереработки? Почему такой проект не может быть континентальной выставкой, если в нем заинтересованы. Но этими вопросами пока никто не занимается. А ведь на каком уровне лоббировали «ЭКСПО–2005»! При поддержке государства мы сможем создавать свои проекты, ничуть не хуже. Ну, а если возвращаться к вопросу о площадях, то для конкурентной борьбы достаточно 150–200 тыс. кв. м. Вот сейчас будет «Крокус» со своими 250 тыс., «Экспоцентр» что-то достроит, ну и ВВЦ должен сделать по крайней мере 120 тыс. – этого вполне достаточно для сезонного спроса, но цены будут уже другими. Думаю, что больше и не надо».

Так может, было бы логичнее перенаправить инвестиции на строительство экспоцентров в регионы?

Локомотивы экономики?

Однако, инвесторы не спешат вкладывать в регионы, хотя Юрий Лужков, мэр Москвы, однажды и назвал их «локомотивами экономики». Так почему же не идут капиталы за пределы столицы?

Сегодня в России существует около 500 компаний – организаторов выставок. Однако большие финансовые обороты делаются в столице, а не в регионах. Причем денежные объемы столичных компаний перекрывают показатели всех региональных. При этом вы можете сделать успешным проект в Москве и вывести его на региональный рынок, а вот обратный процесс – из региона в столицу – весьма сомнителен.

«Так сложилось, что все деньги, которые есть в регионах, оказываются в Москве, – говорит Ян Беляев. – Поэтому удел регионов – 1,5 тыс. кв. м. И это уже большая и успешная выставка. Ну, может быть, лет через пятнадцать, когда там будут построены экспоцентры, куда из дворцов культуры переберутся выставки, проекты вырастут до трех тысяч. Проблема регионального экспобизнеса, скорее всего, в том, что губернаторы совершенно не заботятся о его развитии, а частный бизнес просто не в состоянии построить качественную и профессиональную площадку. А ведь именно из регионов вырос, к примеру, германский экспобизнес».

По словам Хуберта Деммлера, успех немецкого экспобизнеса основывается на дифференцированной системе выставок. После Второй мировой войны, для придания экономического импульса развитию страны, по всей стране организовывались выставки и строились экспоцентры. Сегодня в Германии около 15-ти городов, где активно проводятся выставки и около 8-ми, где площадь выставочных центров составляет более 100 тыс. кв. м.

«Выставки делают большой вклад прежде всего в развитие регионов, – считает г-н Деммлер. – Если же мы посмотрим на опыт России, то увидим, что две трети выставочного бизнеса сосредоточены в Москве и С.-Петербурге. Более-менее выставочный рынок развивается на западе страны, а в восточном направлении этот процесс стремится к нулю. Однако где создаются богатства России? Безусловно, не в Москве сосредотачиваются натуральные ресурсы и промышленность. Поэтому 300 тыс. кв. м выставочной площади для Москвы было бы вполне достаточно. Кроме того, надо еще постоянно загружать такие объемы. Поэтому деньги, которые сегодня вкладываются в расширение уже существующих выставочных площадей, были бы более оправданы в регионах, нежели в Москве. В перспективе такая политика способствовала бы стабилизации страны. Но это мое мнение, я могу и ошибаться».

Однако в России выставочный бизнес занимает в плане развития страны если и не последнее место, то уж точно не первое. И тут выставочникам, которые зависят от государственной поддержки, приходится непросто. Хотя, как считает Кирилл Анисимов, «регион региону – рознь».

«Есть регионы, типа Кузбасса, где определенные профессиональные тематики будут развиваться. Но нельзя сравнивать наш и немецкий опыт, – считает г-н Анисимов. – Там знали, куда и почему надо вкладывать деньги. В нашем случае вряд ли что-то изменится, если губернаторы всерьез не задумаются над развитием выставочной сферы в своих регионах. Выставки проходят преимущественно в спортивно-концертных комплексах, и все это достаточно несерьезно с точки зрения экспосервиса. А ведь на выставку приезжают люди, которые занимают гостиницы, пользуются инфраструктурой города: им нужен транспорт, отели, рестораны, и даже какие-то эксклюзивные магазины. Но об этом не думает ни одна из госструктур, видимо, считая, что выставки – недоходная статья. Конечно, в столице все по-другому. Здесь пытаются что-то сделать. Есть программа «Москва выставочная», «Экспоцентр», ВДНХ, «Сокольники», а теперь еще и «Крокус». А в регионах такого просто не может быть: там все варятся в собственном соку. И даже если деньги будут выделены, не факт, что удастся создать второй Ганновер. А потом не стоит забывать, что по размеру территорий Германия, которую можно проехать за два дня, значительно уступает России. Поэтому не стоит исключать проблему больших расстояний. И потом, в сознании людей Москва до сих пор воспринимается как некий центр. Куда надо ехать за правдой, за подарками, за деньгами, за товарами? Только в Москву!»

Да, ситуация в регионах непростая. И потребуется немало времени и средств, прежде чем уровень выставочной индустрии достигнет там тех масштабов, которых достиг московский рынок в начале 1990-х. И тем не менее, экспосообщество уверено, у регионов есть будущее.

«Перспектива есть, – считает Александр Перов. – Но руководители регионов прежде всего должны четко понимать, что выставки нужны им, а не наоборот. Возьмем, к примеру, опыт выставочного центра в Амстердаме. Ежегодный оборот этой компании более $200 млн. Из них $1,5 млн уходит в госказну. При этом около $5 млрд приносит бизнес-туризм, и в этом немалая заслуга выставочного центра. Бизнесмены приезжают на выставки, оставляют деньги в ресторанах, гостиницах, магазинах и т.д. При этом загруженность выставочного центра в Амстердаме по своим масштабам даже вполовину не превышает показатели «Экспоцентра». Думаю, что и наши регионы в будущем будут вполне востребованны».

На самом деле они востребованы уже сегодня. Например, выставка MosShose довольно успешно проходит не только в столице, но и в Новосибирске, причем два раза в год. Хотя, конечно, опыт MosShose – еще одно подтверждение выведенной выше теоремы – «из Москвы в регион».

«Я думаю, это правильный путь, когда известная выставка передвигается в регион, – говорит Назим Мустафаев. – Она же переносится со своим организационным стандартом. И наши клиенты знают, что, придя в регион, они получат тот же самый сервис, ту же самую застройку, таких же качественных посетителей, как и в Москве.

Надо отметить, что для регионов до недавнего времени были характерны универсальные выставки. Специализация началась только в последние годы. Однако развитию выставочного бизнеса мешает отсутствие инфраструктуры – очень мало хороших площадок. Я с удивлением обнаружил, что в Новосибирске, негласной столице Сибири, до сих пор нет выставочного центра, соответствующего статусу этого города. Хотя в скором будущем он должен появиться. В целом же в регионах больше возможностей для развития и больше свободного места на рынке. Поэтому московские компании и идут в регионы».

Подытожив все вышесказанное, можно утверждать, что у регионов есть неплохие перспективы. Однако при отсутствии внимания со стороны правительства и инвесторов им потребуется немало терпения, чтобы получить свои дивиденды. Региональный экспобизнес вряд ли сможет самостоятельно выбраться из состояния стагнации, в котором оказался сегодня.

Старый-новый формат

Однако те, кто пойдет в регионы, должны четко понимать не только то, для чего они идут, но и то, что немаловажно, с чем они идут. Смогут ли в регионах стать востребованными выставки формата b2b? Или, быть может, стоит попробовать начать с проекта b2c? Выставка, которая рассчитана в первую очередь на обычных посетителей, могла бы стать залогом успеха многих организаторов, но почему-то до сих пор достоинства этого формата не оценены.

«В течение последних десяти лет было много попыток делать проекты b2c, – говорит Ян Беляев. – Но все они проваливались. Пожалуй, за исключением резонансных «Мотор шоу» и «Автосалона». В России давно существует схожее с b2c понятие – «ярмарка». И все-таки b2c – другой формат. Вряд ли его можно назвать ярмаркой. На сonsumer show можно потрогать, пощупать и просто оценить разнообразие товаров. Но в России понятие «ярмарка» сегодня гораздо сильнее, чем сonsumer show.

Сейчас я могу вспомнить лишь одно успешное b2c-событие помимо «Автосалона» – Cosmopolitan show, которое проводила компания ITE совместно с журналом Cosmopolitan в 1996 г. Я помню длинную, как в мавзолей, очередь в кассы перед открытием выставки. Пожалуй, это все. Попыток было много, но, к сожалению, ничего не состоялось. Хотя ситуация будет меняться, и характерный тому пример – выставки b2c «Салон каминов» и «Деревянный дом». Меня поразил успех этих дебютных b2c-проектов. Наверное, действительно настало время развивать b2c. Ведь этот рынок чрезвычайно большой, и он может быть гораздо более прибыльным, чем b2b».

В чем же успех проектов «Салон каминов» и «Деревянный дом», которые дебютировали этой весной в «Крокус Экспо»? Около десяти лет на российском рынке существует издательский дом «Красивые дома», который имеет достаточно большую целевую аудиторию. Издатели задумались: а почему бы нам не провести выставку? И провели. «Уверен, что там было допущено много ошибок и недочетов, но по своей сути и по своему качеству мероприятие случилось, – считает Ян Беляев. – Самый главный критерий качества этого проекта – его посетители. Все остальное вторично. Главное, что у них есть качественная и большая целевая аудитория. Я считаю, что звоночек уже прозвенел».

Постепенно все больше игроков выставочного рынка по достоинству оценивают перспективу b2c, правда, одно дело, когда это понимают организаторы, и совсем другое – убедить в перспективности этого предприятия участников.

«К сожалению, участники плохо реагируют на этот формат, – говорит Владимир Сакович. – Наверное, им еще долго придется объяснять, что в таком выставочном формате предоставляется возможность наилучшим образом продемонстрировать свой бренд, сделать его более узнаваемым среди широкой массы населения, а значит, на него больше внимания будут обращать оптовики. А может быть, проблема в том, что у нас еще не так развито понятие «бренд», «торговая марка». Думаю, мы к этому еще придем. Хотя некоторый позитивный опыт в этом направлении у нас уже есть. В течение двух лет во время федеральных ярмарок мы застраиваем палатки, где производители текстиля могут торговать своей продукцией, т.е. мы совместили два формата – бизнесмен может прийти на ярмарку за деловыми контактами, а посетитель найти то, что интересует его. И этот процесс у нас пошел. В этом году мы застраивали палатки для 150-ти компаний из 2,1 тыс.».

Безусловно, со временем форматb2c станет более востребованным. Но его будущее зависит не столько от организаторов и даже не столько от экспорынка, сколько от сознания людей – потенциальных посетителей. Они должны захотеть увидеть то, что выставляют экспоненты, и заплатить за входной билет. А до тех пор организаторы будут отдавать предпочтение формату b2b.

«Consumer shows – большой сегмент, который еще не освоен и у которого большой потенциал, – считает Александр Перов. – Нас это интересует. Но для того, чтобы нынешние организаторы стали осваивать формат b2c, этого от них должен потребовать рынок».

Врез: «В нашем перечне выставок подобных проектов нет, – говорит Кирилл Анисимов. – Нам интересны специалисты. Наши выставки для них. Продавая билет, мы следим за тем, чтобы на выставку не проходили те, кого она не интересует: хулиганы, деклассированные элементы. И все-таки я думаю, что сегмент сonsumer show будет расти».

Проверенному – верить

Тот факт, что организаторы ищут новые пути развития для своих потенциальных или уже существующих проектов, говорит о том, что экспорынок в России выходит на новую, более качественную и соответствующую международным требованиям ступень развития. Еще одним доказательством тому служит появление на экспорынке аудиторской компании «Русском Ай-Ти Системс». Аудиторские проверки этой компании признаются UFI, что имеет большое значение для организаторов выставок.

«До некоторых пор у нас вообще не было никакого аудита, – говорит Ян Беляев. –Организатор мог публиковать любые цифры, которые считал нужными. Важным шагом на пути к более цивилизованному рынку, на мой взгляд, стало появление компании «Русском Ай-Ти Системс», аудит которой признала UFI. А значит, этому аудитору можно верить, да и услуги компании стоят недорого, т.е. доступны всем».

Каждый месяц «РуссКом Ай-Ти Системс» проводит аудит нескольких выставок. Те, кто еще не решился на проверку основных показателей своего проекта, понимают, что без официального аудита выставка перестанет развиваться. Во всяком случае, рост иностранного участия зачастую напрямую зависит от достоверности статистики.

«Для компании ITE важно, чтобы общий уровень выставочной индустрии в России соответствовал международным стандартам, – говорит Эдуард Строон, генеральный директор ООО «Примэкспо». – И здесь одним из ключевых моментов является достоверность статистики выставочного проекта. Думаю, не открою большой секрета, сказав, что сегодня на российском выставочном рынке появилось много небольших компаний, которые занимаются выставками и при этом вводят в заблуждение рынок, заявляя о статистических показателях своих проектов. Например, они утверждают, что в выставке участвует 100 иностранных компаний и 500 отечественных, при этом выставочная площадь составляет не менее 5 тыс. кв. м. Однако когда на выставку приезжают иностранные экспоненты, они видят совсем другую картину, несоответствующую тем данным, о которых публично заявляют организаторы. На мой взгляд, очень важно, чтобы выставочная индустрия саморегулировалась. А система аудита – это прежде всего объективный контроль, проверка всех цифр, заявляемых организаторами. Уже весь выставочный мир живет по таким стандартам, и постепенно и в России признают преимущества аудиторских проверок, по итогам которых статистика выставки заслуживает доверия и соответствует фактам».

Вместо послесловия

В нашем материале мы попытались отразить тенденции, которые, как нам кажется, наиболее характерны сегодня для выставочного рынка России. Может быть, кому-то все вышеизложенное покажется несоответствующим собственному представлению о том, что происходит. Что ж, мы готовы предоставить вам возможность высказаться в одном из наших следующих номеров. И очень сожалеем, что этой возможностью не воспользовались те, кому она была предложена.

P.S. Мы благодарим наших экспертов – Яна Беляева, Кирилла Анисимова, Назима Мустафаева, Эдуарда Строона, Хуберта Деммлера, Александра Перова и Владимира Саковича за то, что они нашли время ответить на наши вопросы и поучаствовали в этом мини-исследовании.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector